Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Пасха



В эти выходные случится Пасха и еще первая по-настоящему хорошая погода.
Почему бы не отпраздновать это прекрасное совпадение вместе на природе?
Мы предлагаем сделать это здесь:
http://saint-quentin-en-yvelines.iledeloisirs.fr/
Есть озеро, лес, детские площадки и много-много всего. Главное - есть возможность жарить шашлыки, что мы и постараемся сделать.
Въезд платный (4 евро с машины).
Как обычно - берем с собой есть-пить и хорошее настроение. Можно прихватить жену, мужа, детей, бабушек, дедушек, племянников и соседей.
Никаких ограничений по количеству и составу участников.
Но если приедете, то лучше отметиться, чтобы определиться с шашлыками.
Начало праздника предлагается на 14:00.
Перепост приветствуется.

Дерево Тенере



В сердце Сахары росла одинокая акация, получившее название Дерево Тенере. На расстоянии 400 км не было ни одного другого дерева. Дерево с издавна было ориентиром для караванов. Это было настоящее чудо, дерево посредине пустыни. Как оно сюда попало? Считается, что это остаток лесов, некогда покрывавших территорию нынешней пустыни. Верблюды объедали его ветки, кочевники рубили его ветви на костер. Но оно умудрилось выжить.

В 1938 году рядом с ним французы вырыли колоде (кстати, интересный факт: под пустыней Сахара лежит самое большое в мире месторождение пресной воды!). Оказалось, что корни дерева идут на глубину более 30 метров!
Погибло дерево в 1973 году: его снес пьяный водитель грузовика. Это ж надо постараться врезаться в дерево в пустыне, где на 400 километров только дюны и песок!

С тех пор на месте дерева установлен памятный знак, а останки самого Дерева Тенере находятся в Национальном музее Нигера.



Говорят, что глобальное потепление возвращает муссоны в Сахару, и некоторые районы пустыни начинают зеленеть. Правда, это рискует обеднить леса Амазонки: сейчас во многом питаются тем песком, который уносится из Сахары.

Но может быть на месте Тенере когда-нибудь вырастет другая акация.

Моя подопечная

В доме престарелых меня прикрепили к Жанин.

Я с ней познакомилась в сентябре, когда, наконец пройдя сложный административный круг, наконец получила право доступа в дом престарелых "Оазис".

Здесь размещаются люди, как их называют, "зависимые". То есть те, кто постоянно нуждается в уходе. Люди есть разные, и прикованные к инвалидной коляске, и больные Альцгеймером, и вполне бодрые старики и старушки.
Жанин оказалось достаточно крепкой сухенькой старушкой, всегда аккуратно одетой и причесанной. Единственной ее особенностью были больные ноги (она ходила, опираясь на каталку) и постоянная грусть.

У нее была непростая жизнь. Ее муж умер больше 20 лет назад. Единственный ребенок - ментальный инвалид, находится в спецпансионе в Нормандии, она его давно уже не видела. А когда видела последний раз, все равно не могла с ним общаться: он ее не узнает. Она попробовала еще раз выйти замуж, но второй муж оказался алкоголиком и вскоре тоже умер. Но про него она почти не вспоминает, а вот по своему первому мужу, с которым прожила всю жизнь, очень грустит. Вспоминает, как они ездили с ним вместе на море, как гуляли по берегу.

С Жанин в комнате находился грузный старик по имени Морис. Сначала я приняла его за одного из постояльцев дома престарелых, но оказалось, что это ее друг, как он представился. Бойфренд. Как выяснилось, он приходит в дом престарелых постоянно и это он уговорил ее пойти жить в Оазис. Жанин же здесь все не нравилось, она очень скучала по своему дому и постянно плакала. Жаловалась на плохое обслуживание, на плохое питание, на казеную обстановку. Конечно, ей было непросто: она не привыкла жить по расписанию, просыпаться когда скажут и ходить на завтраки и обеды строго по часам.

Поначалу я пыталась как-то развлечь ее, рассказать о своей жизни, поговорить о ней. Но чем дальше, тем больше она замыкалась в себе. Ее ничего не интересовало из того, что интересует обычно людей: ни сплетни, ни телевизионные сериалы, ни книги, ни чужие рассказы. Когда я уговаривала ее чуть-чуть погулять, она гордо и очень быстро делала круг по этажу, останавливаясь только у меню на вечер: чтобы в очередной раз расстроиться из-за пюре или ростбифа, который она терпеть не может. Но тут же старалась вернуться в постель. Меня же беспокоило то, что она совсем не двигается, да и вообще ничем не занимается, даже не смотрит телевизор.

Она никогда не пыталась наладить малейших контактов ни с кем из постояльцев Дома престарелых. Морис же, напротив, оказался очень общительным. И посещал все мероприятия, которые проводились: лекции по искусству, игру в домино, музыкальные слушания, кино. Он не является постояльцем, но к нему там уже все привыкли и видели его намного чаще, чем саму Жанин, он вызывал симпатию своей общительностью и доброжелательностью. Жанин же предпочитала оставаться в своей комнате и плакать. Иногда по поводу того, что ей больно (она пару раз упала, один раз с кровати, один раз в туалете, да и вообще у она старая женщина, у которой всегда что-то болит), иногда из-за Мориса (он что-то сделал или сказал не так, не проявил достаточно внимания) но часто просто потому что грустила по своему дому, по своей жизни.

Однажды я приехала к ней в выходные, хотела сводить ее в ресторан, чтобы она поела того, что ей нравится, а не этого вечного пюре с ростбифом. Но она лежала и рыдала. Не плакала, а рыдала в голос, негромко подвывая. Так оплакивают непоправимую потерю, столько горя было в этом плаче.

Я попыталась выяснить, что случилось. Оказалось, она не спала ночь. Всю ночь не могла заснуть. А снотворные таблетки медсестра дает только по предписанию врача. И в итоге она заснула только под утро и проспала завтрак. Она была голодная и невыспавшаяся. Невелика беда для нормального человека, да?

Но для старика, для зависимого старика, у которого жизнь сузилась до еды и сна, это настоящая трагедия. Она была просто в ужасном состоянии, мы с Морисом никак не могли ее успокоить. Уже подходило время обеда, но она кричала "я не буду есть" - и мы не знали, что делать. Уставшая от голода и недосыпа, рыдающая, ее было очень жалко - но и делать с этим она ничего не хотела.

Еле-еле удалось уговорить ее поесть, при условии, что еду принесут ей в комнату. Нянечки принесли ей поднос с вполне хорошей и вкусной едой. Салат, жареная картошка, мясо, мандаринка на десерт.
Морис же в этот момент тоже решил поесть: еда нестерпимо пахла и щекотила аппетит. Но, поскольку он не является постояльцем, он носит еду для себя из дома. И хранит ее за окном в пакете, как мы делали, когда жили в общаге: ведь в палате нет холодильника.

Он достал полузасохший хлеб и ветчину и предложил мне угощаться. Но я только понюхала ту ветчину - и сразу же ему сказала, что ее есть нельзя, она уже пропала. Он со мной спорить не стал, ветчину отложил. Но как только я отвернулась, убрал ее обратно за окно, а не выбросил - явно съест позже, когда я уйду.
Мне в тот момент стало так жалко Мориса: вот он ходит сюда каждый день, ест неизветно что, старается ухаживать за Жанин насколько может, а она не видит этого, не ценит, только плачет по своему умершему мужу. Не очень-то приятно, я думаю.

Поэтому когда Жанин опять заплакала, я не выдержала, и сказала ей, что надо ценить людей, которые рядом с ней. Что вот ее соседка, которая прикована к инвалидной коляске, у которой стоит какой-то жуткий аппарат, поддерижвающий ее жинь, тем не менее не теряет жизнерадостности, всегда готова пообщаться и познакомиться с кем-то. Ей тоже надо перестать себя жалеть и попытаться разглядеть жизнь вокруг, начать чем-то интересоваться. Научиться быть благодарной, хоть тому же Морису.

Ох, лучше бы я этого не делала. Она зарыдала еще пуще, и начала бить себя по голове, царапать себе лицо и вообще впала в отчаянье. Мне еле удалось ее успокоить, я тут же перед ней извинилась и пыталась загладить сделанное, говоря о том, что она хорошая, что я была неправа.

День, который я задумывала, как праздник для нее, оказался полным провалом.

Продолжение следует

Легенды Львова

De lviv


Когда я рассказала бывшей коллеге, что собираюсь во Львов, она мне сказала: тебе надо обязательно взять экскурсовода. Я среагировала слегка кисло: знаю я наших советских экскурсоводов, бубнящие мерзким глосом суконные фразы. "С правой стороны от автобуса (мальчик, отойди от клумбы) находится выдающийся памятник (дамочка, не трогайте статую) мемориального зодчества (мужчина, вы не с нами, покиньте группу) средневекового периода..." Тоска, короче.

Но коллега настаивала: "только ты не любую экскурсию бери, а с одним из братов Радковец. Не пожалеешь"

И я хочу сказать: Лариса! Огромное тебе спасибо! Потому что действительно экскурсия незабываемая.

Collapse )

Шоколад

Все-таки самый вкусный шоколад - у швейцарской фирмы Lindt (я имею ввиду фабричный, не из бутиков).
И всегда осенью они радуют нас новинками.

То мы подсели одно время на их экспериментальный шоколад с карамелью (в серию запустили только его жалкое подобие, экспериментальный был лучше), то на шоколад с солью (да-да, с настоящей Fleur de sel).
А в этом году они превзошли себя. Выпустили шоклад с васаби, а также шоклад с перцем чили (острым). Хотя, конечно, после васаби чили уже кажется банальностью.

Но что самое удивительное - оба шоколада очень вкусные. Не плитками уплетать, конечно а суши закусывать
Ждем теперь шоколада с горчицей, копченой колбасой и паюсной икрой. А что. С них - станется. Посмотрите, какая морда хитрая!

Норвегия: день третий

De Norvege


Утром, конечно же, никто с петухами не встал, несмотря на клятвенные обещания рано-рано выехать. Но к середине утра опухшие со сна и вчерашней пьянки кикстартовцы все-таки взгромоздились на железных коней и отправились в дорогу. Датчанин нас покинул прихватив курточку Саймона – его путь лежал на север, а мы собирались поездить по фьордам. Мотоциклисты требовали драйва, устали ездить паромами да ходить пешком.

Collapse )

Морван

De Morvan


Во время похода Оксфам я все время думала: какие же красивые здесь места, надо бы вернуться рассмотреть подробнее. И вот случай предоставился: когда искали куда бы недалеко поехать на выходные на мотоцикле, Толику попался интересный маршрут по Морвану, лесу (который по-французски называется почему-то парком) где проходил наш поход.

Перед самым выездом мы посмотрели погоду: дожди. Может, поехать в другое место? Но дожди, похоже, обложили Париж со всех сторон. Согласно прогнозам, солнцем мог похвастаться только Марсель, а это далековато для прогулки на выходные. И решили ничего в планах не менять, поехать в Морван.

Collapse )